30 Блистеров Материал: 1 day acuvue цена

Широколиственные леса Голубого хребта Аппалачей

15 февраля 2012 - LSV

Но вот бег стволов за окном машины постепенно замедляется, и мы открываем дверцу прямо в широколиственный лес, такой обычный для восточных склонов Голубого хребта Аппалачей. Опушка его чем-то напоминает цветочную грядку: высокорослый золотарник ближайший родственник нашему садовому канадскому золотарнику (золотой розге) создал здесь фон для крупных желтых ромашек с выпуклой ис-синя-черной серединкой. Это рудбе-кия волосистая, или черноглазая Сюзанна, как называют ее американцы, один из самых распространенных и любимых местных цветков.
Поднимаешь глаза повыше и взгляд останавливается на плетяк лиан, свисающих с ветвей деревьев. Вот лиана с пальчатыми сложными листьями и кистями голубых ягод на ярко-красных плодоножках. Память подсказывает, что ведь это девичий виноград, или партеноциссус, растение, уже давно и успешно вошедшее в практику вертикального озеленения городов нашей страны. Но как необычно видеть парте-ноциссус не у стен домов, а в его родной лесной обстановке.
Лианы довольно типичный элемент северокаролинских лесов, причем элемент очень разнообразный. Тонкие побеги смилакса, или сассапарили, густо покрыты острыми шипами, цепляющимися за одежду, царапающими тело. Похожую на него лиану можно встретить, например, во влажных лесах Колхиды. А вот сумаху укореняющемуся мы, пожалуй, не найдем подходящего аналога в нашей флоре. И не потому, что эта лиана с тройчатыми листьями может с одинаковым успехом карабкаться по деревьям и ползти, извиваясь, по обочинам дорог. Главное, она намного опаснее сассапарили. Даже мимолетное касание побегов этого сумаха вызывает тяжелые ожоги кожи. Недаром его местное название ядовитый плющ.
А на прогалине профессор Рэдфорд показывает нам устремившуюся вверх лозу дикого американского винограда, совершенно особенного, круглоплодного. У него нет обычных кистей, довольно крупные красные ягоды сидят на стебле поодиночке. Мякоть у них слизистая, кисловатая, с очень сильным и приятным мускатным запахом. Растет в этих лесах и настоящий родоначальник американских сортов винного винограда, известный многим как виноград Изабелла.
Северокаролинский лес в нижнем поясе гор это царство величественных широколиственных деревьев. Здесь даже в солнечный день сумрачно, влажно и как-то неуютно из-за массы гниющего валежника, редких трав, оседающей под ногами сырой почвы.
Над нами кроны самых разных дубов. Именно здесь, на Атлантическом побережье США, сосредоточено наибольшее число их видов. Наш гид с готовностью дает пояснения. Вот блестящие, цельные, нерассеченные листья дуба черного, похожие по форме на очертания плодов груши, иногда даже почти округлые. Если бы не желуди, трудно узнать дуб в дереве с такими необычными листьями. А листья дуба пробконосного больше похожи на листья ивы узкие, длинные, остроконечные. У дуба белого, дерева с очень светлой пепельной корой, листья, напротив, рассечены почти до срединной жилки. И по цвету они отличаются: их си-зоватость сразу бросается в глаза. Из здешних лесов пришел в озеленение на улицы наших городов дуб красный. Его листья кожистые, с характерными острыми долями. Точно такие же мы видели прошлой осенью у высотного здания МГУ на Ленинских горах.
Листва дубов перемежается с листвой магнолий. Тридцать два вида магнолий известны ботаникам. Род этот встречается в двух районах земного шара: на востоке Северной Америки и... в Китае, Индокитае, Японии. Такие каролинско-китайские родственные связи не редкость для местной флоры. Например, американское тюльпанное дерево ближайший родственник магнолий и китайского тюльпанного дерева. Название это дано за крупные, желтовато-зеленые снаружи и оранжевые внутри цветки, которые напоминают если не тюльпаны, то дикорастущие немахровые пионы. Но цветки можно увидеть на ветвях только в мае-июне, а сейчас, в конце августа на их месте сидят сухие шишки, от прикосновения рассыпающиеся на отдельные части. Встречается в каролинских лесах и свой женьшень. Это женьшень пятилистный, он тоже обладает лечебными свойствами, как и его дальневосточный собрат, и так же редок, потому что еще совсем недавно его корни усиленно собирали и даже экспортировали в Китай.
Все эти растения остатки, или реликты, как их называют ботаники, влажных смешанных лесов третичного периода. Эти леса около пятидесяти миллионов лет назад были распространены гораздо шире. А теперь о них чаще всего свидетельствуют лишь ископаемые останки теплолюбивых деревьев. Так, отпечатки листьев американского тюльпанного дерева находили в отложениях Сибири, Исландии, западной Гренландии.
Экзотическое семейство аноновых проникло сюда в виде высокого кустарника, который иногда принимает форму маленького деревца с листьями, похожими на листья нашей крушины, и крупными плодами величиной с хорошую грушу. Это азимина трехлопастная. Плоды ее съедобны: буроватая слизистая мякоть тает во рту, некоторая терпкость невольно вызывает сравнение с хурмой, причем сравнение двоякое. Наша кавказская хурма тоже представитель тропического семейства эбеновых, куда входит знаменитое черное дерево. Но в отличие от хурмы единственная крупная косточка азимины лежит не вдоль, а поперек удлиненного плода. Кое-где кусты азимины заплетают лианы из субтропического рода пассифлора. Эти одни из самых северных представителей теплолюбивой флоры также имеют съедобные плоды круглые желтые ягоды величиной с крупную сливу.
Основные заросли образуют здесь различные рододендроны и... черника. Только черника необычная. Ее высота поражает с первого же взгляда. Так, черника древовидная не уступает азимине, достигая 9-метровой высоты. Ствол этой черники в основании раза в два толще человеческой руки. Некрупные черные ягоды собраны в гроздья наподобие гроздьев винограда. Но первая же проба разочаровывает: они совершенно безвкусны. А вот ягоды другого вида черники Констебла, тоже довольно высокого кустарника более вкусные. По цвету и вкусу они напоминают нашу голубику, но значительно мельче и собраны в гроздья на концах ветвей.
Среди съедобных растений каролинских лесов нельзя не упомянуть об орехоплодных орехах, кариях и каштанах. Орех черный ближайший родственник нашего грецкого ореха: ядро плодов тоже вкусное и маслянистое, но скорлупа намного толще. Американские селекционеры давно ввели его в культуру и создали ряд более тонкокорых сортов. Однако прежде всего орех черный славится своей древесиной темно-корич-невой или почти черной с чуть заметным красноватым оттенком. Мебель, отделанная черным орехом, может служить украшением любого помещения.
Плоды карии очень похожи на плоды ореха, только плюска у них вскрывается четырьмя продольными створками, обнажая узорчатую скорлупу. Среди этих деревьев есть виды с несъедобными жгуче-горькими плодами. Зато у местного каштана зубчатого плоды намного вкуснее, чем у каштана европейского. Эта лесная порода обладает еще одним достоинством она морозостойка, чего не скажешь о ее европейском родственнике. Каштан зубчатый способен выдерживать морозы до 24°. Поражает только, что в подлеске встречаются лишь молодые деревья каштанов. А где же взрослые? Профессор Рэд-форд показывает на почерневший сухой ствол. Вот еще один такой же. А дальше еще и еще. Объяснение простое. Зубчатый каштан оказался чрезвычайно восприимчивым к болезням. В конце прошлого века в США были завезены китайские каштаны, а вместе с ними в страну попал паразитический гриб эндоция паразитика, который оказался" губительным для местного каштана. Практически все его насаждения погибли.
Наш экипаж продолжает свой путь, все ближе подбираясь к высшей точке Аппалачей вершине Маунт Мит-чел. Лес заметно меняется. Лиственные деревья раздвигаются лапами хвойных. Одними из первых к дороге подходят сосны с длинной шелковистой хвоей и янтарной корой. Следом за ними появляются тсуги, очень похожие на стройные ели. Пихты Фразера, чем-то напоминающие пихты наших Карпат. Сходство с более северными лесами дополняют березы, разнообразием которых славятся восточные штаты. Наиболее часто встречается здесь береза желтая, названная так по цвету своей бересты. Есть здесь и белокорые, и темнокорые березы.
В этом лесу уже нет азимины, почти исчезли лианы, но по-прежнему обильны черника и рододендроны, которые соседствуют со специфическим американским вересковым кустарником кальмией. И травяной покров в большей степени стал напоминать широколиственные и даже хвойные леса наших умеренных широт: появились зубянки, василисники, северные папоротники, канадский копытень, зимнезеленая печеночница с тройчатыми листьями. А невдалеке от опушки нас остановила заросль не совсем обычной крапивы. Точнее, это совсем не крапива, хотя очень похожа на нее внешне и так же нестерпимо жжется. Род лапортея почти целиком тропический, и заинтересовавший нас вид (лапортея канадская) самый северный его представитель, доходящий, как свидетельствует его название, до Канады.
Лес у вершины Маунт Митчел подготовил нам еще несколько интересных встреч. Мы нашли здесь монарду красивый многолетник из семейства губоцветных с ярко-розовыми и лиловатыми цветками, нечастое, но любопытное растение наших осенних московских цветников. И, наконец, королева здешних лесов лилия. На высоких, почти с человеческий рост, стеблях покачиваются слегка наклоненные вниз тюрбаны оранжево-красных или желтовато-оранже-вых цветков. Даже теперь, осенью, они сохранили выразительность. Глядя на них, соглашаешься с систематиками, давшими этому виду название лилия великолепная.
Еще несколько минут и мы на вершине с отметкой 2037 метров над уровнем моря. Под нами на север и на юг разбегаются хребты Аппалачей в зеленых лесах. Здесь мы и прощаемся с удивительной флорой гор.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад