Выбрать ворота в г. Одесса просто.  

В горах Азербайджана

15 февраля 2012 - LSV

АРИДНЫЕ ЧАЩИ ТУРИАНЧАЯ


В ярких и своеобразных природных зонах республики создано 12 заповедников. Один из самых интересных Туриан-чайский, призванный охранять ценные аридные и тугайные леса хребта Боздаг и долины реки Турианчай, а также местную фауну. Усадьба хозяйства находится в районном центре Агдаш, восточнее Мингечаурского водохранилища. От усадьбы наш путь лежит к поселку Турианчай, за которым начинаются заповедные владения. Шоссе АгдашКуткашен прямое как стрела. По обе стороны от него высокая стена платанов и тополей. Поселок расположен у подножия невысокого хребта Боздаг. Здесь хребет рассечен широкой долиной реки Турианчай, густо поросшей можжевеловыми и фисташковыми лесами. Вдоль реки заповедник тянется на 10 километров и по хребту еще на 40 до реки Алыджанчай. Его площадь 12 352 гектара. Кроме того, заповеднику принадлежит заказник площадью 10 354 гектара, цель которого сохранить тугайную флору и фауну (прежде всего фазанов) на землях совхоза и двух колхозов в соседнем Шекинском районе.
Мы оставляем машину у ворот и входим на основную территорию заповедника. Справа за густой зеленью деревьев шумит подпруженный плотиной Турианчай. Окружающий пейзаж резко меняется за какие-то сто метров. После бескрайних засеянных равнин с разбросанными поселками мы попадаем словно в другой мир. С обеих сторон к долине реки спускаются вздыбленные напластования грунтов. Они невысоки (метров двести, не больше), но поразительно интересны. По склонам причудливые вариации форм выветривания, свойственных известнякам и доломитам. А на самом деле холмы состоят из рыхлых, рассыпающихся под пальцами суглинков, подверженных сильной эрозии. Эти незатверделые осадочные породы Боздага наглядно иллюстрируют гигантский разлом земной коры от Пиренеев через Кавказ до Гималаев, относимый к отдаленным геологическим эпохам. Южные склоны здесь почти отвесны, а северные, наоборот, пологи, вот они-то и поросли живописным арчово-фисташковым редколесьем, в котором вечнозеленые куртины можжевельника напоминают группы пирамид или обелисков высотой в несколько метров.
Мы еще долго идем по проселочной дороге вдоль тугайных лесов Турианчая. Здесь растут облепиха, ива, ольха. Чуть повыше, на подъеме к холмам много дикого граната, фисташки, миндаля, вишни, ежевики. Число высших растений достигает нескольких сот видов. Из животных встречаются медведи, волки, кабаны, лесные коты, лисицы, зайцы, барсуки, 10 видов пресмыкающихся, 95 видов пернатых грифы, фазаны, кеклики.
Директор заповедника М. А. Азизов увлеченно рассказывает о том, как обогатился породный состав здешних аридных лесов с введением заповедного режима. Дикая фисташка, например, заняла до 30 процентов общего объема, а можжевельник, естественно возобновляясь, заселил все пустоши и даже проник в тугайные леса. В тенистых зарослях в долине реки теперь и не пройти.
По правой стороне Турианчая, служащего границей заповедника, перестали вырубать облепиху, и она так скрепила почву прежде размываемого берега, что через несколько лет река на длине около десяти километров сдвинулась на 100150 метров левее: ведь по левой стороне нет охранного режима. А вся площадь от старого ложа реки буйно заросла. Конечно, для интенсивного восстановления аридно-фисташковых лесов восточной части Боздага и прекращения эрозии его горных склонов левый берег реки надо также заповедать.
Мы пробуем с ветки дикий гранат. На вкус он почти такой же, как культурный, разве чуть покислее. Зато сколько естественной биологической силы сохранили эти деревья, росшие сотни лет в суровых условиях. Ученые думают над тем, как наиболее перспективные формы дикого граната ввести в культуру.
Неплохую приживаемость показал миндаль, говорит М. А. Ази-зов. А вот фисташка культурная почти не приживается, хотя ее почвозащитная роль очень велика... Как видите, перед коллективом много задач, которые предстоит решить. Но, конечно, прежде всего охрана флоры и фауны вверенной территории. Среди лучших егерей Назим Ибрагимов и Айдин Мамедов. Будьте уверены: браконьеры и порубщики у • нас не пройдут!


У ОЗЕРА, ВОСПЕТОГО НИЗАМИ


История древнего города Гянджи (нынешнего Кировабада) уходит в глубь веков. В 1141 году здесь родился великий азербайджанский поэт и мыслитель Низами Гянджеви (то есть Низами из Гянджи), обессмертивший в самом имени своем родной город А за два года до рождения Низами катастрофической силы землетрясение, эпицентр которого был в горах Малого Кавказа, разрушило Гянджу. Огромные обломки Кяпяза трехтысячной вершины в полусотне километров от Гянджи завалили ущелья, где протекала река Ахсу. Так образовалось озеро Гёй-гёль (Голубое озеро). Впоследствии Низами, очевидно, со слов родителей, описал в своих трудах рождение этой горной жемчужины. Он бывал на Гёй-гёле и, конечно, вдохновлялся поэтической красотой этих мест.
Ныне здесь -г- один из красивейших заповедников страны, расположенный в высокогорной зоне на высотах от 1100 до 3060 метров над уровнем моря, у северного подножия горы Кяпяз. В урочище Эллер-Оюхи, в 80 километрах севернее Кировабада, его филиал. Реликт древней третичной флоры сосна эльдарская образует там единственную в мире естественную рощу площадью 392 гектара.
Из 7131 гектара общей площади Гёй-гёльского государственного заповедника под лесами 3909 гектаров, под субальпийскими лугами 2113. Оставшееся пространство в 109 гектаров, быть может, самое изумительное это водное зеркало восьми горных озер чарующей красоты.
Егерь одного из десяти заповедных обходов Николай Александрович Погосян ведет нас от самого большого озера Гёй-гёль площадью 72 гектара к другому Кара-гёлю. Горы, поросшие могучими лесами, охватили, как ладонями, хрустально-голубой Гёй-гёль. Вокруг буйство октябрьских красок: золотистые, ржавые, темно-зеленые, бордово-красные цвета листвы на фоне сияющего голубого неба. Они слагаются в несказанную картину счастья природы. Оно как бы разлито в воздухе, оно и на наших Лицах.
Мы карабкаемся по живописным нагромождениям скал, обходя угол Голубого озера, вытянувшегося на несколько километров. Выбираемся на подъем с чистым буковым лесом и зарослями калины, бересклета, шиповника.
Минут через десять выходим к озеру Кара-гёль. Оно невелико, чуть больше трех гектаров, красивой серповидной формы с широким лезвием» посередине. Кара-гёль питается родником с южной стороны. Берега окаймлены высокими скалами причудливых форм. Сквозь гранит проросли тонкоствольные сосенки и березки. Сразу за озером рельеф резко повышается, и над Кара-гёлем на обрывистых скальных уступах как бы парит в воздухе роща сосны Сосновского. Эта сосна (ее называют еще крючковатой) местная достопримечательность. Здесь самый дальний участок ее распространения от хребта Малого Кавказа.
Ниже Гёй-гёля на сложнопересе-ченном скальном рельефе расположена группа малых озер. Вместе с По-госяном пробираемся узкими проходами между скал. Все это обломки горных пород, результат мощных тектонических процессов. Громадные камни образуют хаотические надолбы, опутанные лианами. Под ними пещеры
в рост человека. Погосян настороже в пещеры иногда забредают медведи. Их в заповеднике около двух десятков, и такая встреча явно не входит в наши планы.
Преодолев скальный спуск, через лес выходим к прозрачному струистому ручью. Он вытекает метрах в ста отсюда, из небольшого круглого озера Ак-гёль. Его скалистые берега поросли буком и кленом. Слышен глухой шум кипящего потока, это несется по подземной трубе река Нижний Ахсу-чай, вытекающая из Гёй-гёля. Озеро один из источников водоснабжения городов Кировабада, Хан-лара и близлежащих сел. От состояния здешних лесов зависит дебит воды. Поэтому горные леса заповедника имеют важное водоохранное и почвозащитное значение, все они отнесены к первой группе.
Величавые деревья буков и грабов растут по холмам привольно, без монотонности и тесноты искусственных посадок. Эстетический фактор один из важнейших при формировании новых лесонасаждений, и тем более важен он в заповедном деле.
В 1961 году в заповедник впервые завезли семь кавказских благородных оленей, которые в этой зоне не встречались. До 1972 года все они (а было их уже тридцать восемь и отдельно шесть косуль) содержались за оградой в вольерах площадью до 200 гектаров. Их наблюдали, фотографировали, кормили, новорожденных поили молоком из бутылочки с соской, совсем как младенцев. Потом всех выпустили на волю в три соседних района олени прижились. Много интересного об их повадках, о схватках самцов и появлении потомства рассказал старейший оленевод Абдулла Иманов. Зимой егеря подкармливают этих грациозных животных. В солонцах и кормушках для них оставляют каменную соль, сено, ячмень, комбикорма. В другие сезоны года олени сами находят себе пропитание. В результате практической работы заповедника был сделан вывод, что поголовье оленей на Малом Кавказе можно благополучно увеличить. Ныне их здесь больше ста.
Невелик коллектив Гёй-гёльского заповедника, но его работники, от егеря до ученого, прилагают много сил, чтобы сберечь для людей уникальный природный комплекс у озера, воспетого великим Низами... 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад